Посмеёмся? | Страница 279 | Форум "Жизнь по-королевски"
  • Дамы и господа!
    Если при регистрации вы не получили письмо для подтверждения по e-mail, проверьте папку СПАМ - вероятней всего, письмо там.
    Если и там нет письма, пишите мне на newsroyals@ya.ru

    С уважением, ROYALS

  • Дамы и господа!
    Обо всех неполадках на форуме сообщайте в теме Технические вопросы и проблемы форума".
    По электронной почте newsroyals@ya.ru или мне в личные сообщения

    С уважением, ROYALS

  • Миледи!
    Пожалуйста, тексты с Дзен-каналов копируйте в теме целиком, можно под спойлер, внизу ставьте ссылку.
    Причина: каналы часто блокируются и авторы вынуждены удалять свои статьи, чтобы их разблокировали, поэтому через месяц по вашей ссылке может быть ошибка 404. А так хоть на нашем форуме текст сохранится.

    С уважением, ROYALS.

Посмеёмся?

1993 год на дворе. Осень. Мне 14 лет.
Подхожу к бате.
— Бать дай чего ни будь интересное почитать!
Батя снимает с книжной полки Ремарка. «Чёрный обелиск»
— На, читай. Серьёзная книга. Расскажешь потом, что понял.
Прочитал. Взахлёб. Книга и правда интересная.
Подхожу к бате, вернуть книгу.
— Ну как?
— Отлично! Очень понравилось. Глубокая.
— Понятно... Что-то ещё?
— Вот, - говорю. И протягиваю ему купюру. 25 советских рублей. Фиолетовую, с Лениным.
- Меж страниц закладка твоя была.

Отец берет, крутит в руках, рассматривая.
— Поздно...
— Что поздно?
— Поздно ты, сынок, серьёзные книги читать начал...

Автор неизвестен
 
Последнее редактирование:
.
 

Вложения

  • Tq3RFzGgW7w.jpg
    Tq3RFzGgW7w.jpg
    185,3 КБ · Просмотры: 47
  • UWXnnthMiyg.jpg
    UWXnnthMiyg.jpg
    43,5 КБ · Просмотры: 43
  • 1707419842_shutok.ru.18823611.jpg
    1707419842_shutok.ru.18823611.jpg
    74,7 КБ · Просмотры: 45
  • 1707648059_shutok.ru.2.jpg
    1707648059_shutok.ru.2.jpg
    54 КБ · Просмотры: 48
  • 1707396590_shutok.ru.35.jpg
    1707396590_shutok.ru.35.jpg
    54,1 КБ · Просмотры: 51
Обращение к орущим

Одного советского профессора сослали во Францию и за месяц заплатили тридцать тысяч франков. Его жена и дочь составили список, чего купить. У женщин был каталог из универмага, зацелованный до тёмных пятен. Согласно списку, поесть профессор мог бы и дома. По дороге к универмагу учёный увидел лавку рыболова. Заглянул в неё одним глазочком. Глазочек расширился и потемнел. Домой путешественник привёз удочки, блёсны, набор катушек и всё. На допросе он лепил что-то про гипноз. Дескать, помнит слово "бонжур", потом свет погас и всё пропало - совесть, мораль, деньги.

Жена и дочь десять раз переспросили, не могли поверить. Они этого профессора вырастили, вскормили, вдохновили на изобретения, скучали по нему как дуры. И теперь он не даёт затолкнуть ему его удочки, куда заслужил. Буквально за пять минут профессор избавился от ностальгии. В тот же вечер он переехал жить в институт. Во имя науки и здоровья. Эгоист. А всё что ему недосказали и недопричинили, по наследству перешло к зятю Серёже, который неосторожно жил в той же квартире.

В тот же вечер зять Серёжа узнал, что рыбалка порок, несмываемый ничем. И хоть сам он не рыбачил, всё равно горько раскаялся. Серёжа втрое усилил помощь по хозяйству, заглаживал вину. Но всё у него выходило плохо. Картошку он чистил, как подлец, мусор выносил, как негодяй. Шли дни, недели, прощать его никто не собирался.

Серёжа хотел не обращать внимания. Но женщины сами так умеют не обращать внимания, что жить не хочется. Грабить и убивать он стеснялся, а другого способа вернуть профуканные профессором сапожки, пальто и кофточки не было. Тогда Серёжа продал свой "москвич". А взамен купил две шубы. Шуба - лучший антидепрессант, думал он. Но тёще и жене могла помочь уже только хирургия. Женщины не желали быть мохнатыми сибирячками, а хотели парижанками. Когда шубы не понравились, у Серёжи погас свет. Безо всякого бонжура. Он топором сделал из телевизора запас дров на зиму, поклонился и ушёл. Что было дальше с той семьёй и беглым профессором никто не знает.

Теперь у него новая жена, юная художник по керамике. Её дипломная работа весит 800 килограммов. Пятьсот разноцветных тарелок, символизирующих рождение солнца. От коричневого через синее к красному и жёлтому. Серёжа на себе носил дипломную работу на четвёртый этаж без лифта, пред очи комиссии художников. Он перекладывал тарелки разными способами, плюя на риск радикулита. И всё это со счастливым лицом. Во-первых, я теперь философ, объясняет он. А во-вторых, Света меня называет котиком.
Тут выходит Света, говорит: котик, ты когда сарай снесёшь? (дело было на даче). Котик мгновенно кладёт шашлык и идёт сносить сарай. Сразу видно, из профессорской семьи человек.

Это я к тому, что когда вы орёте, пытаясь кого-то улучшить, скорей всего, вы улучшаете уже не для себя. А все кто дочитал, несомненный котик.

Слава Сэ
 
.
 

Вложения

  • 1706863551.jpg.c3d2276999bdf19426137032a4e611a9.jpg
    1706863551.jpg.c3d2276999bdf19426137032a4e611a9.jpg
    67,2 КБ · Просмотры: 42
  • 18849283.jpg
    18849283.jpg
    65,7 КБ · Просмотры: 66
— Шеф, не могу, не ломается этот шалаш! — психовал в трубку экскаваторщик Гоша Горбатов. — Чертовщина какая-то!

Ранним утром Гошу отправили демонтировать бывший продуктовый магазин «Ручеёк». По сравнению с соседними супермаркетами, сляпанными из пёстрого пластика и фиктивных скидок, необлицованный серый «Ручеёк» выглядел уныло и бесперспективно. На магазине висели какие-то неоплаченные долги, которые не давали ни продать его, ни сдать в аренду.

В итоге было принято решение просто снести этот пережиток светлого прошлого, а на расчищенной земле слепить очередную многоэтажку, где цена за квадратный метр будет приравниваться к половине стоимости бюджетного подержанного авто. В обозримом будущем некоторые будут стоять перед выбором: купить десяток «Рено Логан» и открыть таксопарк или взять студию с видом на гаражи и полуживой стадион «Юность».

Горбатов уже третий раз упирал свой ковш то в кровлю, то в грязные, закоптившиеся стены, но магазин отказывался ломаться. Экскаватор гудел, дымил, вставал на дыбы, но произвести впечатление на одноэтажное здание ему не удавалось.

— Ты там два часа уже и до сих пор ничего не демонтировал? — орал в трубку начальник.

— Ну почему — пару окон выбил, — признался Гоша.

— Завязывай. На вечер уже самосвал заказан, надо будет вывозить мусор. Так что давай, не ленись!

— Понял, — буркнул Горбатов и сбросил вызов.

Выйдя из кабины, Гоша решил зайти в магазин и осмотреться. Возможно, там стены толщиной в метр — тогда он выбрал неверную стратегию.

Внутри было достаточно просторно, пахло плесенью, мышами и почему-то неминуемой взбучкой. Из оборудования остались только старые весы и прилавок, за которым раньше стоял продавец и отпускал товары. Стены оказались совсем не толстыми: за отвалившейся штукатуркой Гоша разглядел не самую лучшую кладку и сквозные дыры размером с палец в растворе.

— Что ж ты мне мозги паришь, — сплюнул на пол Гоша.

— А ну, не плеваться! Иначе сейчас швабру выдам, — раздалось откуда-то эхом.

— Чего? — испугался Гоша и включил на телефоне фонарик. — Кто тут? Ведутся демонтажные работы! А ну, брысь! — крикнул он в пустоту.

Никто не ответил. Гоша посветил в разные стороны, но никого не обнаружил.

— Ау! — позвал он снова.

Тишина. Дойдя до прилавка, Гоша заглянул за него. Тоже никого. В потёмках он смог разглядеть какую-то тетрадку, валявшуюся на полу. «Долговая книга Алевтины Андреевны», — прочитал Горбатов на лицевой стороне, сдув с неё пыль. Открыв тетрадь, он увидел огромный список фамилий, адресов и цифр.

— Родионов Антон, улица Северная, дом одиннадцать, квартира семь, — прочитал Горбатов вслух, и в помещении тут же раздалось:

— Двести двенадцать рублей.

— Да чтоб тебя! — подскочил на месте Гоша. — Кто здесь?!
Тишина. Он огляделся — никого.

— У проклятого здания крыша никак не едет, а у меня, похоже, вполне, — потрогал Гоша лоб и снова взглянул на записи.

Рядом с адресом виднелось несколько цифр. Сложив их, Гоша получил ровно двести двенадцать рублей.

«Вот те раз», — удивился Горбатов, сопоставив сумму долга с той, что ему только что послышалась.

Он решил попробовать прочесть ещё одну строку:

— Вера Петровна, Мира, тридцать семь, квартира сорок.

— Пятьдесят рублей сорок копеек! — снова раздался голос. — И ещё сумку должна вернуть красную!

— Кто говорит? Покажись! — скомандовал Гоша, но, в очередной раз не дождавшись ответа, прочёл ещё одно имя, которое больше было похоже на прозвище: — Дюша Теплица.

— Триста писят, — незамедлительно произнёс голос.

— Адрес неполный! — ударил Гоша пальцами по тетради.

— Тепличный комбинат, — внёс пояснения голос. — Плюс обещал листья смести у входа.

Гоша полистал страницы и пробежал взглядом по остальным фамилиям. Список немаленький, но большинство долгов уже было вычеркнуто.

— О! Сергей Сергеевич, — ухмыльнулся Гоша, увидев ФИО и адрес своего шефа, который жил неподалёку.

— Пятнадцать рублей мне этот засранец не донёс за пельмени!

— Здесь что, дух или типа того? — спросил Гоша.
— Типа того. Я тут уже одиннадцать лет сижу неприкаянная, жду, когда эти наглецы долги вернут, — голос, судя по всему, принадлежал Алевтине Андреевне, хозяйке долговой книги.


— Так я сейчас здание снесу, и не придётся вам больше ждать! — попытался обрадовать духа Гоша.

— Ага, щаз-з. Пока я всё до копейки не получу, хрена с два ты тут чего снесёшь!

— Да как же так? У меня сроки, самосвал скоро приедет!

— Ха, да я сроки знаешь как меняю! Ещё вчера колбаса была годной до девятого числа, а сегодня я заветренную часть срезала — и уже до пятнадцатого. В общем, пока все долги не вернутся, считай, здание неприступно — на нём печать похлеще ГОСТа.

— Горбатов, ты где? — раздалось с улицы.

— Тут! — отозвался Гоша и выбежал наружу. — Шеф, вы не поверите, что я нашёл!

— Новую работу? — прикрикнул на него начальник. — Другого объяснения невыполненного задания я не представляю.

— Нет, тетрадку с долгами! — Гоша сунул начальнику под нос свою находку. — Тут и вы есть!

— Издеваешься? — вены на лбу и шее начальника вздулись, а щёки стали красными, как стоп-сигналы.

— И не думал! Шеф, экскаватор здание не берёт.

— Горбатов, ты мне горбатого-то не лепи! Этот карточный домик одним дыханием сносится, как в сказке про поросят!

— Сами попробуйте! — обиделся Гоша.

— И попробую! — начальник махом залетел в кабину и завёл двигатель. — Будешь лопатой и киркой разбирать, если я сейчас стену снесу!

Он со всей силы надавил на рычаг. Ковш упёрся в стену, и кабина резко пошла наверх. Не удержавшись, мужчина полетел на асфальт, сделав в воздухе половину сальто — вторую половину он докрутил уже на земле.

— Шеф, живой? — кинулся Гоша к начальнику.

— Вот поросята, етить его, понастроили! — ругался Сергей Сергеевич.

— Шеф, тут такое дело… Не подумайте, что я головой поехал, — взволнованно тараторил Гоша. — Вы, судя по тетради, пятнадцать рублей не донесли в магазин.

— И что? — рявкнул шеф, разглядывая испачканные брюки. — Это было лет пятнадцать назад!

— А давайте попробуем вернуть! Вдруг на магазине проклятие какое?

— Ты, Гоша, и правда головой поехал, — встал с земли шеф. — Как я деньги верну, если продавщицы давно в живых нет? Она померла за год до закрытия.

— А давайте в тетрадь положим! — предложил Гоша, у которого глаза блестели нездоровым азартом.

— Чушь какая-то, — пробубнил шеф.

Порывшись в карманах, он выудил смятый полтинник и бросил его в тетрадь. Гоша закрыл её, а когда открыл, вместо полтинника лежало тридцать пять рублей сдачи, а фамилия Сергея Сергеевича оказалась зачёркнута.

— Что за фигня? — вытаращил глаза тот, сгребая сдачу.
— Фигня — твоя лапша, которую ты жене на уши вешаешь по поводу секретарши, — заговорила тетрадь. — А долги надо вовремя отдавать!


— Чертовщина! — перекрестился шеф, отпрянув от тетради.

— Это Алевтина Андреевна, — объяснил Гоша. — Она сказала, что пока должники не расплатятся, здание снести не получится.

— Давайте я сам всё разом верну! — предложил шеф.

— Не положено! — гаркнула тетрадь.

— Мама дорогая, — задыхаясь и обливаясь пóтом, произнёс Сергей Сергеевич. — Ладно, Гоша, беги собирай долги, я пока самосвал отменю, ну её, эту Алевтину Андреевну. Она при жизни-то могла языком дел наворотить, а с ней паранормальной я точно связываться не хочу. Да и магазин сносить надо.

— Понял, шеф, бегу! — кивнул Гоша и нашёл в навигаторе первый адрес.

— Значит, говоришь, ты — экскаваторщик, пришёл забрать у меня двести двенадцать рублей долга, которые я не донёс в магазин, закрывшийся десять лет назад? — опираясь плечом о дверной косяк, спросил Антон Родионов — небритый заспанный мужчина лет сорока, постоянно потирающий нос.

— Ага, — кивнул взмыленный Гоша. — Тут вот весь список: молоко, сигареты, пиво…

— Да-да, что-то припоминаю, — снова потёр нос Родионов. — И призрак Алевтины не даёт тебе снести магазин?

— Ага.

— Что ж, я готов вернуть долг.

— Правда? — просиял Гоша.

— Ага, куда класть?

— Вот сюда. — Горбатов раскрыл тетрадь.

Родионов издал неприличный звук носом и плюнул в тетрадь.

— Вот, пожалуйста, — должник вытер рот рукавом, — сдачи не надо. Тоже мне, нашел лоха. Я, вообще-то, коуч по развитию продаж в интернете.

Тетрадь захлопнулась, скомкалась, затем снова раскрылась и плюнула в ответ в физиономию Родионову.

— Какого… — выругался Антон, вытирая лицо. — Совсем охренели?

— Родионов, обезьяна ты недоэволюционировавшая, — заговорила тетрадь. — Я сказала тогда, чтобы до конца месяца деньги занёс?

— Ска-ска-зала, — выпрямился испуганный Антон и снова потёр нос.

— Предупреждала, что если не занесёшь, то я твоим родителям расскажу, как ты их дачу по пьяни спалил, а отцовскую машину в реке утопил?

— Д-д-да, Алевтина Андреевна. — Бедный Родионов был на грани обморока.

— У меня связь тут покруче «пять-джи», могу папке твоему целую презентацию отправить прямиком в обеденный сон, а потом ещё напоминания в режиме видений и прозрений ретаргетингом слать буду. Такой агрессивный контент кого хочешь заставит из завещания ребенка вычеркнуть.

— Не-не-не надо! — испугался Родионов и исчез во внутренностях собственной квартиры.

Через минуту он вложил в тетрадь пятьсот рублей со словами: «Остаток — на нужды передовых технологий». И захлопнул дверь.

— Откуда вы такие выражения знаете? — спросил Гоша у тетради.

— Пф-ф, да знаешь, сколько в потустороннем мире инфоцыган, которые людей в интернете кинули? Они ко всем неупокоенным прилетают со своими повышениями конверсии продаж. И ведь не прогнать — ду́хи же. Нахватаешься волей-неволей.

Следующей на очереди была Вера Петровна — женщина в возрасте, которая тяжело передвигала ноги и говорила с придыханием.

— Долг отдам, а с сумкой она обломится, — методично отсчитывала деньги из кошелька старушка.

— Петровна, ты совсем офонарела? Сумку верни! — гавкнула тетрадь.

— А ты мне Ванечку верни, курва бумажная! — кинула остаток мелочи Петровна.

Гоша кое-как на лету поймал деньги тетрадью, и они тут же в ней исчезли.

— Ванечка твой мне даром не нужен был!

— А что же он к тебе тогда по пять раз на дню за спичками бегал? — завелась Петровна.

— Да потому что дымил как паровоз! А ещё приходил жаловаться на тебя — что ты ему кашу на воде делаешь!

— Ой ты, нежный какой! Я о нём всю жизнь заботилась, за питанием его следила, а он, видите ли, ходил в чужой подол плакаться! Гад двуличный! Не отдам сумку! Я в ней рассаду ношу!

— Вера Петровна, давайте я вам другую принесу? С мягкими ручками, фирменную! — лебезил Гоша.

— Не надо! Мне эта нравится. А макулатуре своей передай, что я ей все поля перечёркаю, если ещё раз сунется ко мне!

— Петровна, я тебе в кошмарах являться буду! — угрожала тетрадь.

— Ага, вас там уже половина улицы и вся районная поликлиника собралась, милости прошу! Всё, некогда мне, на дачу надо, огород копать.

— О! Копать — это вам ко мне. У меня же экскаватор! — встрял Гоша.

— С ума сошёл, экскаватором по грядкам? Хотя… — задумалась Петровна. — Туалет давно пора переставить, да и яблоньку бы убрать у теплицы, — она долго бубнила что-то себе под нос. — Ладно, забирай. Только без дураков! Приезжай в субботу. Я тебе работу найду.

— Спасибо! — Гоша схватил сумку и начал с силой запихивать в тетрадь. Та давилась, но всё проглатывала.

Обойдя ещё несколько адресов, Гоша пришёл к тепличному комбинату.

— Дюша Теплица тут обитает? — спросил Гоша у охранника на КПП.

— Ага, в своём кабинете в основном обитает, — ухмыльнулся тот. — Это директор наш. Вы по какому вопросу?

Выслушав Гошу, охранник попросил его покинуть территорию.

— Вот ведь дослужился, корнишон! — ругалась тетрадь. — А раньше огурцами ворованными расплачивался со мной.

Тут ворота открылись, и из них выехал дорогой итальянский кабриолет.

— Вот ты где, кабачок переспелый!

Тетрадь выпрыгнула из рук Гоши и вцепилась в лицо мужчины за рулём. Тот еле справился с управлением, чудом не врезавшись в столб.

— Выбирай, томат ты сливовидный: кошелёк или нос! — кричала тетрадь, залепившая Дюше всё лицо.

— Кошелёк! Кошелёк! — кричал директор комбината. — Забирай! Я этими копейками подтираюсь, — кинул он тысячу в тетрадь.

— Это не всё! Ты мне листья обещал убрать перед входом!

— Сдурела, что ли? Я уважаемый человек, общаюсь с серьёзными людьми! — поправил галстук и причёску Дюша.

— Человек, — обратилась к нему тетрадь, — ты, может, и человек, но отнюдь не уважаемый. У меня тут каждый твой украденный огурец записан, начиная с первого ящика и заканчивая последней фурой. Хочешь, данные обнародую?

— Я тебе обнародую! — Дюша выхватил тетрадь из рук Гоши и порвал пополам.

— Вы что наделали? — крикнул Горбатов.

Не успел Дюша ответить, как тетрадей стало две.

— Теперь данные умножены на два. Попробуешь сжечь — и будут тысячи копий! — угрожала тетрадь. — Метла стои́т справа от входа, листья соберёшь в мешки и вывезешь на своём дорогом ведёрке, понял? — рявкнула она на Дюшу.

В ответ Дюша лишь что-то пробурчал и пошёл за перчатками.

— Ну что, теперь ваша душа спокойна? — спросил Горбатов, когда Дюша погрузил последний мешок в салон машины и отъехал от магазина.

— Почти, — ответила тетрадь. — Там на последней странице ещё одна фамилия.

Гоша долистал до конца и увидел написанную мелким шрифтом на полях фамилию Горбатов.

— Я же у вас ни разу не был.

— Ты не был. А вот отец твой постоянно заходил после работы. Всегда сдачу забывал, рассеянный, — сказала тетрадь и сложилась. А когда открылась, Гоша увидел пачку бумажных денег.

— Ничего себе сдачу не брал, — присвистнул Гоша.

— Да это просто с учётом инфляции, — объяснила Алевтина Андреевна. — Бери, не стесняйся. А магазин теперь можно ломать. Правда, жаль его, хорошее место было. Столько воспоминаний…

— А хотите, я кредит возьму? Этих денег, что вы дали, возможно, хватит на покрытие части долгов. Договор на строительство дома ещё не заключён, может, получится что решить. Будем вместе работать!

— Сдурел? Да знаешь, где я этот магазин видала? Нет уж, сносите! А мне на заслуженный отдых пора! — закричала тетрадь и самоликвидировалась.

Гоша облегчённо выдохнул и, сев в кабину, нажал на рычаг. Крыша магазина затрещала и сдвинулась с места.

Александр Райн
 
Пишу здесь, это только посмеяться!
Все мне кажется уже знают, что я люблю всякие теории заговора, для похихикать. То, что более-менее правдоподобно в другие темы, но вчера попались два шедевра:
1. Иван Грозный жив, как царь с самой чистой кровью из наших, он относится к долгоживущим (не Кощей конечно, но), он всё время на виду, рядом с властью, но мы не знаем, что это он. Далее версия сейчас это Охлобыстин. 🙈 Какие ваши доказательства:
-он знал, что Ефремов будет просится на Удо
-он помог закрыть Дом-2
- у него много детей, потому сто у наследников большая смертность 60%
-его всегда называют Иван Иваныч
- он говорит гойда.
А туда же ДимАнатолич Медведев прямой наследник Романовых, вот даже не знаю, как престол Российский делить будут.
2. Такер Карлсон приезжал к Путину с документами по поводу наследства Романовых, баб Лиза была хранителем и передала Карлсону какие-то бумаги. Доказательства:
Елизавета II внучка Николая Романова, но возможно не родная.
Ладно Маргрету Датскую бы приплели, там хоть матушка Николая жила после революции, но Елизавету.
Я вчера повесилилась.
 
.
 

Вложения

  • PjbSELNNgL8.jpg
    PjbSELNNgL8.jpg
    157,3 КБ · Просмотры: 40
  • 17984697.jpg
    17984697.jpg
    74,8 КБ · Просмотры: 39
  • 17984701.jpg
    17984701.jpg
    92,7 КБ · Просмотры: 45
.
 

Вложения

  • 54392373_original.jpg
    54392373_original.jpg
    144 КБ · Просмотры: 37
  • 54393259_original.jpg
    54393259_original.jpg
    77,2 КБ · Просмотры: 39
  • 54394789_original.jpg
    54394789_original.jpg
    85,3 КБ · Просмотры: 50
.
 

Вложения

  • IMG-e5dd0084ef9e93f7b47f9eb6ee9b8037-V.jpg
    IMG-e5dd0084ef9e93f7b47f9eb6ee9b8037-V.jpg
    41,2 КБ · Просмотры: 39
  • 1708084093_shutok.ru.22.jpg
    1708084093_shutok.ru.22.jpg
    61,5 КБ · Просмотры: 38
  • 1708146824_shutok.ru.29.jpg
    1708146824_shutok.ru.29.jpg
    122,9 КБ · Просмотры: 51
Тут недавно четко услышала, как тикают часики, биологические которые. После них обычно и в моем случае про зайку и лужайку говорят.
Вот винище. Раньше то оно как было?
Выпьешь бокал, можно залпом, если твой собеседник сегодня - тара, можно изящными, мелкими полуглотками сомелье, если перед тобой будущий дед твоих внуков, к примеру. И счастливчик пока об этом не в курсе.
Так вот, поместишь в себя жидкость хоть как-нибудь, и внутри такая благость разливается, такое айнанэнанэ. Сразу хочется выкрасть вместе с забором девчонку, закрыть какой-нибудь надоевший закон физики, на столе станцевать в конце концов.
Ну или размножиться. Установить коммуникацию в общем.
А сейчас что? Сейчас - хочется спать. Сразу. Одной. Тут же.
То есть, как только винишко в тебе буль-буль-буль, шторки закрываются, падают на пол все жалюзи.
А как же теперь свидания? С такой динамикой моя идея-фикс - выйти замуж так и останется идеей. Кот Мольберт это одобрит, конечно, но моя мама и общество не очень за. И вообще я обожаю собрать пазлы из мужских носков.
А без спиртосодержащиго - какое свидание? Напротив тебя чужой человек, у него и мысли поди какие-то в голове есть. Чужие. Винишко их здорово купировало, настраивало на добро. Как-то в целом раскрашивали действительность и внешние данные собеседника.
Дальше то что? Ну кроме тлена и мы все умрем, в это маленьком промежутке?
Дальше я начну поскрипывать берцовыми костями на погоду и просто так и выбирать наиболее удобную позу для секса. Чтобы голова не кружилась и давление не шкалило. Капать себе корвалол перед актом какой-никакой любви, чтобы таки доползти до финиша. Носить пояс из собачьей шерсти поверх кружевных труселей, а то и вместо.
Господи, как быстро то жизнь промелькнула. Вжик - и нету. И вот ты уже засыпаешь с винишка.

Полина Иголкина

Бывало, раньше выкушаешь бокальчик, так сразу разбойный посвист, колокольчик под дугой, тройка мчится к Яру, лейб-гусар под меховой полостью нежно пожимает руку.
Пляшешь по-цыгански отчаянно в салоне парохода с усатым пароходовладельцем, сзади гребет бледный жених, шепчет: ужо тебе, вертихвостка.
Или напротив того, на Ривьере танцуешь танго "Маленький цветок" с молодым миллионером, платье шемизье, шляпка-клош, жемчужная нить до колен.
Просыпаешься на чьей-то вилле в Венеции, из одежды на тебе новая соболья шуба, мужская сорочка и чулки. Человек, шампанского! Клико! И пошло по новой.
А нынче выкушаешь - просыпаешься в своей постели, в своей ночной рубашке.
Макияж на ночь смыла, лицо кремом намазала. Перед сном, видать, пыталась читать "Цветочки" Франциска Ассизского, да сморило.
Дрянь стало шампанское, я вам точно говорю.

Наталия Кочелаева
 
Назад
Верх Низ